Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

Последние политические новости

kompromat.io

«Просила сказать маме, что умираю»: белорусы вспоминают о теракте в минском метро

Взрыв в минском метро 11 апреля 2011 года унес жизни 15 человек, более 200 были госпитализированы. Спустя 10 лет после теракта DW поговорила с очевидцами и жертвами трагедии на станции «Октябрьская».

"Просила сказать маме, что умираю": белорусы вспоминают о теракте в минском метро

После взрыва на станции метро «Октябрьская». Фото из архива, апрель 2011 года

Десять лет назад, 11 апреля 2011 года, в минском метро прогремел взрыв. Его жертвами стали 15 человек: 11 погибли на месте, еще четверо умерли в больницах, более 200 были госпитализированы. По официальной версии расследования виновными в теракте были признаны двое уроженцев Витебска: Дмитрий Коновалов  и Владислав Ковалев. Спустя семь месяцев обоих приговорили к расстрелу. В десятую годовщину трагедии очевидцы и пострадавшие в беседе с DW вспоминают о случившемся.

«Было стыдно, что я в крови и в рваных джинсах»

«Я думала, что умираю и надо сообщить маме, что что-то случилось», — вспоминает о первых минутах после взрыва 27-летняя Маргарита Ярошук. В 2011 году она заканчивала школу и ходила на подготовительные курсы, собираясь поступать в вуз. 11 апреля после занятий на курсах девушка торопилась на встречу с подругой. «Когда спускалась по лестнице на платформу, я услышала, что приближается состав и решила ускорить шаг. Подъехал поезд, двери открылись, и в этот момент раздался взрыв. Я упала, было темно и дымно», — рассказывает Маргарита.

"Просила сказать маме, что умираю": белорусы вспоминают о теракте в минском метро

Маргарита Ярошук

После взрыва девушка то приходила в себя, то снова теряла сознание. Через какое-то время ей удалось доползти до турникетов, где ее увидела работница метро. «Я просила, чтобы позвонили маме и сказали, что я умираю. Еще просила воды, потому что очень хотела пить. При этом я себя хорошо чувствовала. Мне было спокойно, комфортно, — вспоминает Маргарита. —  Меня вынесли на улицу. Помню, смотрю на свои джинсы, а они все в крови и разорваны. Как раз журналисты подбегают, снимают, а мне стыдно, что я в таком состоянии и в рваных джинсах».

 Маргариту отвезли в больницу, где она провела несколько месяцев — вначале в реанимации, потом в обычном отделении. Врачи говорили, что она выжила только благодаря возрасту — молодой и здоровый организм смог справиться с травмами. Самыми серьезными оказались осколочные ранения головы (врачи извлекли несколько крупных осколков) и переломы ног (позднее девушке ампутировали часть пятки).

В качестве компенсации от государства Маргарита получила телевизор и единовременную выплату. Сумму она не помнит: в то время она лежала в больнице и не особенно вникала в эти вопросы, говорит девушка.

"Просила сказать маме, что умираю": белорусы вспоминают о теракте в минском метро

Александр Лукашенко на месте теракта в минском метро. Фото из архива, апрель 2011 года

Взрыв в метро во многом изменил жизнь Маргариты. Из-за проблем со здоровьем и психологических травм она после третьего курса вынуждена была бросить учебу в вузе, а последствия ранений сказываются по сей день. «Из-за того, что у меня нет пятки, я хожу со специальной стелькой, а дома вообще на носочках — левую ногу полностью не опускаю. В прошлом году извлекли еще два осколка. Остались глубокие шрамы на бедрах, — говорит Маргарита. —  К психологу я не ходила, наверное, больше всего мне помогла семья, родные. Мне было важно делиться с людьми моими переживаниями, проговаривать их. И на интервью, возможно, я согласилась потому, что не до конца вылечила эту травму».

Полтора года назад Маргарита переехала из Минска в Гродно, где у нее небольшой бизнес.

«Под лестницей лежал человек, которому оторвало руки и ноги»

Виктор Селедчик в 2011 году учился в школе. В метро он оказался с двумя друзьями, Павлом и Кириллом. Ребятам было по 14-15 лет, они ходили на занятия биатлоном в спортивную секцию, а в тот день ехали с медосмотра. «Мы стояли за колонной, думаю, она нас и спасла. Не знаю, как точно описать это ощущение, когда происходит взрыв: сильное эхо, картинка начинает трястись, — вспоминает Виктор. — Мы с Пашей увидели, что у Кирилла повреждено колено и сам он не может передвигаться, поэтому взяли его под руки и потащили на выход. Под лестницей лежал человек, которому оторвало руки и ноги».

"Просила сказать маме, что умираю": белорусы вспоминают о теракте в минском метро

Виктор Селедчик

По его словам, к метро очень быстро приехали машины скорой помощи, милиция. Подростков отвезли в больницу. Виктор получил баротравму — у него была порвана барабанная перепонка. «Мне сделали операцию по восстановлению слуха, но до сих пор когда говорят одновременно несколько человек или вокруг много посторонних звуков, я перестаю слышать собеседника. Я работаю барбером (мужским парикмахером — .), и когда, например, играет музыка, мне тяжело общаться с клиентом, приходится постоянно переспрашивать. К тому же остался писк в голове, но к нему я уже привык», — рассказывает Виктор. Тем не менее, к службе в армии его признали годным, добавляет молодой человек.

В 2011 году государство выплатило Виктору денежную компенсацию, «где-то 400-500 долларов», говорит молодой человек. За помощью к психологам он не обращался, групп поддержки не посещал: «Думаю, у меня нет каких-то психологических травм из-за случившегося. Мне не страшно ездить в метро, я не боюсь замкнутых пространств». Официальному расследованию причин взрыва  в метро Викторне верит.

«Не было никакой паники, все были самоорганизованы»

«Возможно, исполнителем был Коновалов, возможно, он принес в метро взрывчатку, но я уверен, что он не был организатором. В 2011 году многие высказывали недоверие к официальной версии расследования», — говорит литератор и публицист Северин Квятковский. В момент взрыва он тоже был на станции метро «Октябрьская». «Я ступил на эскалатор, и в этот момент произошел хлопок. Звук был негромкий, но сразу повалил дым. Я подумал, что какие-то хулиганы бросили дымовую шашку. Люди присели, развернулись и направились к выходу. Меня еще тогда впечатлило, что не было никакой паники, беготни, криков, давки, все были самоорганизованы», — вспоминает Северин.

"Просила сказать маме, что умираю": белорусы вспоминают о теракте в минском метро

Северин Квятковский

Он стал снимать происходящее на камеру, и впоследствии его видео с людьми, покидающими метро, облетело весь мир. Мужчина признается, что не сразу осознал весь ужас ситуации.

«То, что произошло что-то страшное, я понял, когда увидел, как вынесли женщину с окровавленной ногой. У меня был шок, как и у большинства людей, которые выходили из метро. До сих пор это тревожные воспоминания. После взрыва я снова смог спуститься в метро не сразу. В первое время там даже было видно, где именно заменили плиты. Они светлее, ты сразу понимаешь, что здесь произошло», — говорит Северин.