Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

Последние политические новости

kompromat.io

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

На фотографии: Николай Шамалов На продаже «дворца Владимира Путина» бывший член кооператива «Озеро» и старый знакомый Владимира Путина Николай Шамалов заработал только 4,9 миллионов рублей, а снутри стройки его принимали как формального обладателя. Этот вывод можно сделать из утечки документов, детально отражающих историю строительства дворца. Массив внутренних документов проекта по возведению «дворца Владимира Путина», которые оказались в распоряжении редакции, указывает главную роль страны в строительству, открывает размер и источники выделения финансовых средств. Документы массива удостоверяют почти все заключения расследования Алексея Навального о дворце.

Морозным днем 18 февраля 2011 года петербургский нотариус Алла Максимова зарегистрировала три тождественных соглашения о продаже. Снаружи разговор велся о ничем не приметной, дежурной сделке: трое местных бизнесменов продали свои толики в неведомой питерской организации «Рирус». Имена — не из перечня Форбс​​​​, клиент — кипрский офшор.
В действительности нотариус Максимова собственной подписью закрыла продажу объекта, о котором к данному времени написали почти все мировые средства массовой информации. На неведомый «Рирус» был записан так именуемый «дворец Владимира Путина» — шикарный дом недалеко от селом Прасковеевка под Геленджиком, который был построен в лесу всекрете от всех будто бы для главу Российской Федерации. А одним из 3-х бизнесменов, которые продавали толики в «Рирусе», был Николай Шамалов — старый знакомый Владимира Путина по дачному кооперативу «Озеро», который попал в 2014 году под санкционные меры Европейского Союза.
Однако суммы никак не соответствовали объекту, продажу которого фиксировала Максимова. За свои сорок девять процентов в уставном капитале Шамалов получил 4,9 миллионов рублей. При этом согласно условий контракта средства пришли на его карточный счет. Это не смотрится обычно для бизнес-практик схожих соглашений.
Эти соглашения купли-реализации — часть большого массива, который попал в распоряжении редакции. В массиве собраны официальные документы и справки к совещаниям. Их готовили работники московской компании, обслуживавш?? стройку дворца в Геленджике и нескольких связанных с ним объектов. Период, который обхватывают документы, — от середины нулевых, когда стройка стартовала, до начала 2010-х. Однако в особенности тщательно в массиве отражена конкретно сделка по продаже дворца Шамаловым сначала 2011-го года.

Что мы узнали из массива

Сделке предварял звучный скандал: один из партнеров Шамалова, бизнесмен Сергей Колесников уехал из Российской Федерации и предал гласности публичное обращение к действовавшему тогда главе Дмитрию Медведеву. Из данного письма широкая публика в первый раз выяснила о «дворце Владимира Путина». По собственной силе данный скандал сравним с тем, который произошел 10 лет спустя, когда политический деятель Алексей Навальный предал гласности расследование, которое было посвящено дворцу: его видеоверсию поглядели свыше 100 млн человек, обвинения Алексея Навального пришлось комментировать лично Владимиру Путину.
1-ый скандал — после письма Колесникова — привел к тому, что заместо Шамалова официальным владельцем таинственного объекта под Геленджиком стал предприниматель Александр Пономаренко. 2-ой скандал — после расследования Алексея Навального — в конечном итоге завершился тем, что обладателем дворца себя назвал бизнесмен Аркадий Ротенберг.

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

Документы из массива, который попал к редакции, демонстрируют, как проходила смена владельца дворца 10 годов назад и как она могла быть формальной. Однако самое основное — они отражают, что и к старым, и к новым владельцам даже работники проекта относились как к номинальным. А настоящий обладатель мог прятаться на внутренних схемах за знаком вопроса.

Какой была реакция на бегство Колесникова

«Данная противная история служит дурным предвестием для нашего народа тогда, когда мы продолжаем биться за улучшение качества жизни всех граждан России», — так петербургский бизнесмен Сергей Колесников начинал публичное обращение Медведеву о «дворце Владимира Путина», которое возникло в сети интернет в конце 2010 года.

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

Сергей Колесников был старым партнером Николая Шамалова по мед бизнесу. Также подключился и к строительству дворца под Геленджиком. Однако потом осознал, что «государство движется к пропасти и […] далее ожидать нельзя». О мотивах, которые заставили его написать Медведеву, он сообщил в беседе «Новой прессе» сначала 2011 года. А по прошествии месяца в распоряжении газеты оказался вкладывательный договор на стройку дворца, из которого следовало, что вначале к проекту имело отношение Управделами президента.
«В откровенную мотивацию Колесникова никто не веровал. Рассказывали, что у него были какие-то «терки» (с Шамаловым). Однако мне известно, что обсуждался вариант судиться с репортерами», — ведает редакции собеседник, который занимался административным сопровождением проекта.
В массиве есть документы, подтверждающ?? его речь.
Через двое суток после выхода статьи «Новой газеты» в недрах проекта была подготовлена справка с немногословным заглавием «План действий». Речь в ней идет про то, каким образом уменьшить вред от откровений Колесникова и что делать с самим беглым бизнесменом.
Из нее получается, что серьезно рассматривался путь «усиления конфликтной ситуации» — «преследования соперников в уголовном и гражданском процессуальном порядке».
Но данный сценарий воспринимался как малоперспективный — потому, что к тому времени Колесников уже уехал из Российской Федерации и имел «реальный иммунная система от преследования со стороны российских органов охраны правопорядка». Также потому, что на руках у него были фактически все «документы и подробные сведения, которые касаются реализации спорного вкладывательного проекта».

И, в конце концов, более принципиальная причина — «высочайший риск инициирования широкого интернационального расследования в отношении доверителей и вовлечения в открытый конфликт высших руководящих лиц России».
Обсуждали также возможность неофициального выхода на Колесникова, чтоб узнать «личностные мотивы», заставивш?? его поведать о дворце всему миру. «Я не слышал про то, чтоб один из этих сценариев был реализован», — сообщил редакции знакомый Колесникова. Сам бизнесмен не согласился от каких-то пояснений. В беседе «Новой» сначала 2011 года он рассказывал, что на него оказывалось «определенное давление».

Как производили единую историю проекта

Больше жизненно важной задачей была названа выработка «единой «истории» проекта». Её также предстояло озвучивать средства массовой информации.
В массиве есть документ под заглавием «вопросы БКЗ». В нем — ответы на вопросы о дворце, которые были составлены московской компанией, обслуживавш?? стройку дворца в Геленджике.
«Вроде бы вы могли откомментировать документы, размещенные в «Новой прессе»?» — звучит один из них.
Создатели документа бережно подготовили целых три варианта ответа, а адресат — скорее всего, это таинственный БКЗ — очевидно был должен избрать более пригодный, общаясь с репортерами. При всем этом в первом варианте он был должен сделать вид, что не читал расследование «Новой газеты», а во 2-м — все-же сообщить, что знакомился с ним.
А. Не берусь комментировать публикацию «Новой газеты», т.к. не знаком с ней.
Б. Документы, размещенные «Новой газетой», были выпущены достаточно издавна, потому я на данный момент не готов их откомментировать.
В. Данный вопрос не связан с работой городской думы, потому — без пояснений.
Очередной вопрос — о присутствии на объекте офицеров ФСО. Здесь предлагаются различные варианты ответа.

Поначалу — довольно детальные: А) «заказчиком строй работ выступает учреждение, подконтрольное ФСО» либо В) «мы реализуем проект строительства дома отдыха класса «de luxe», сюда будут приезжать высшие должностные лица, и работник ФСО был привлечен в качестве специалиста».
Позже — больше немногословные: Г) «у меня нет инфы о присутствии служащих ФСО на объекте, это выдумки лиц, нелегально проникших на территорию объекта», Д) «предлагаю адресовать данный вопрос в ФСО» и, в конце концов, Е) «без комментария, данный вопрос не связан с работой городской думы».
Адресатом документа мог быть Болат Кабыкенович Закарьянов, либо сокращенно БКЗ, — один из героев расследования Алексея Навального про «дворец Владимира Путина». На момент скандала с побегом Колесникова он сразу возглавлял городскую думу Геленджика и управлял компанией «Индокопас», которая занималась строительством дворца.
Подготовили Закарьянова — если, естественно, он был адресатом справки — и к вопросам об финансистах проекта. Но здесь он был должен или снова напомнить, что всего только возглавляет думу Геленджика, или выслать представителей СМИ к обладателям проекта.

«Сколько лет прошло? — риторически отреагировал сам Закарьянов на вопрос журналиста редакции о определенных документах из массива. — Правдиво, уже не помню подобные тонкости».

Кто обладал проектом

«Официальным обладателем (дворца) был Шамалов. Был ли он номиналом? Данный вопрос мы снутри не рассматривали, но для нас ответ был очевиден. Не много-мальски разумному человеку этот объект не необходим, так как его нельзя применять», — полагает собеседник, принимавший участие в осуществления проекта.
До скандала с письмом Колесникова на Николая Шамалова была записана 49-процентная доля в организации «Рирус», которая одно время выступала в роли головного финансиста. Но Колесников и Алексей Навальный заявляли, что он только номинальный владелец, а в действительности дворец строился для Владимира Путина.
«Нам было ясно, что лично на Владимира Путина данный объект не быть может оформлен. Его фамилия на заседаниях не звучала, мы полушутя говорили «Руководитель»», — ведает очередной источник, который занимался проектом.
Снутри проекта роль Шамалова вправду могли оценивать противоречиво. В одной из справок от февраля 2011 года написано практически последующее: «Формальным обладателем компаний, использованных в осуществления проекта, выступает физлицо (Ш.), это физлицо производит оперативное управление проектом (дальше — Управляющий)». Справка готовилась для заседания с официальными лицами, ведает собеседник издания.
Ш. либо ШНТ во внутренних документах обычно называли, вероятно, Шамалова, чье полное имя — Шамалов Николай Терентьевич.
Далее в том же документе к трудностям строительства отнесено последующее: «Объемы проекта (размер строй работ и размер завлеченных средств) не соответствуют имущественному и соц статусу Управляющего».
Шамалов — если, естественно, о нем речь идет, — заходил в перечень 200 самых богатых предпринимателей Рф по мнению Форбс только в один прекрасный момент: в 2011 году он занял 198-е место с капиталом в полмиллиарда рублей. Бывший доктор-дантист, пятнадцать лет проработавший в российском консульстве компании Siemens, Шамалов в официальном порядке имел только один большой актив — 10-процентный пакет в банке «Российская Федерация». Этого, судя по внутренней справке, было недостаточно, чтоб быть обладателем объекта, который именно в этот момент стал известен благодаря письму Колесникова.
В качестве решения составители справки давали «реализовать активы Новому обладателю, который обладает нужными финансовыми и организационными возможностями».
Им в конечном итоге стал бизнесмен и один из собственников «Шереметьево» Александр Пономаренко. Он, в отличие от Шамалова, в 2011 году был на 57-м месте в перечне Форбс с состоянием в 1,7 миллиардов долларов.

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

Александр Пономаренко
«Почему Пономаренко? Я считаю, суть в том, что у него был законный доход для выделения финансовых средств этого объекта, а у Шамалова — нет», — полагает собеседник, конкретно занимавшийся строительством дворца. Тем паче что фигура могла быть не случайной: он — бизнес-партнер Аркадия Ротенберга. А офшор, в прошедшем связанный со структурами братьев Ротенбергов, был одним из главных кредиторов проекта.»Пономаренко вышел из обозначенного проекта в марте 2016 года и не имеет сведений относительно статуса этого объекта», — так ответили на все вопросы редакции в пресс-центре Шереметьево.

Как готовилась сделка с Пономаренко

Алексей Навальный в собственном расследовании сообщил, что сделка с Пономаренко могла быть «фиктивной». Как данный эпизод из истории дворца отражен в массиве?
26 января 2011 года юрисконсульты Шамалова повстречались с представителями Пономаренко. Формально это была встреча клиента с торговцем. Но справка из массива указывает, что обсуждались очень неординарные вопросы.
Цена дворца вместе с виноградниками в Дивноморском оценивалась в 10,5 миллиардов рублей.

«Запланировано ли реальное перечисление обозначенной суммы со стороны клиента?» — сообщается в протоколе заседания.
Слово «реальное» в протоколе подчеркнуто.

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

В беседе средствам массовой информации Пономаренко говорил, что заполучил дворец у Шамалова и еще 2-ух физлиц. Точную сумму он не назвал. На вопрос газеты: «Есть версия от источника, что цена оконченного проекта около 350 млн долларов, это как-то не много…», он лишь сообщил, что «это близко к правде».
350 млн долларов — это те же 10,5 миллиардов рублей из внутренней справки, которую BBC нашла в массиве.
Так случилось ли реально перечисление средств либо нет?

За сколько Пономаренко купил дворец

Утверждение схемы покупки проходило болезненно. Снутри проекта никак не могли решить, как покрывать долги строительную организацию — практически все средства, потраченные на дворец, были заемными.
Пономаренко брал дворец через свою кипрскую компанию Kernicom. Она заполучила толики в петербургской организации «Рирус», на которую был оформлен объект.
В отчетности Kernicom заявляется, что в 2011 году она вложила в некоторую аффилированную организацию 356 тысяч долларов. По курсу тех пор это приблизительно 10 миллионов рублей. Алексей Навальный из данного пришел к выводу, что это и была настоящая цена сделки. Документы массива данный вывод удостоверяют.
За виноградники в Дивноморском Пономаренко заплатил больше значительную сумму — согласно договору купли-реализации, они обошлись ему в 250 миллионов рублей. При этом, по прошествии нескольких месяцев он продал их структуре сегодняшнего уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова за 300 млн, заработав таким образом 50 миллионов рублей. Эти сведения находят подтверждение кипрской отчетностью Kernicom.

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

В массиве есть два варианта трудных взаиморасчетов по долгам по дворцу и виноградникам, которые превышали 10 миллиардов рублей. В обоих большая часть задолженности обязана была покрываться при помощи векселей — другими словами без настоящего перечисления средств, как и обсуждалось на заседании перед продажей. Отсутствие платежа в этих схемах всякий раз отмечается особо.
Вексельную схему предложила сторона Пономаренко, следует из массива и ведает его знакомый. Подразумевалось, что заместо оплаты долга Kernicom просто выдаст расписки (векселя), что обязуется когда-нибудь его покрыть. В массиве есть проекты 6 векселей в общем размере в 280 млн долларов (приблизительно 8 миллиардов рублей): они представляют собой файлы в формате Word под заглавием «Обычный вексель №1 (2, 3, 4, 5, 6)», с распоряжением впечатляющей суммы долга и обязательством затушить его по первому требованию.

Были ли они в действительности выданы и потом оплачены — из массива не понятно. Из отчетности 1-го из офшорных зон-кредиторов получается, что по меньшей мере часть долга приблизительно в 3 миллиардов рублей была погашена в 2013 году, но кем конкретно — не обозначено. Возможно, что это сделал прежний обладатель, который на самом деле продолжил управлять проектом и после сделки.

Кто управлял дворцом после реализации

На заседании перед продажей дворца обсуждали не лишь вопрос о настоящем перечислении средств. Там поднимался очередной вопрос, который также звучит очень неординарно исходя из убеждений обыденных рыночных законов — кто будет финансировать последующие траты по обоим объектам, клиент либо торговец?
Уже после покупки объектов структура Пономаренко наняла компанию Шамалова «Ногата» в качестве управляющего. По другому говоря, клиент сразу дал свое приобретение в управление торговцу. Первым на это направил внимание Алексей Навальный в собственном расследовании.
В массиве есть два контракта управления — дворцом и виноградниками. В соответствии с им, «Ногата» получила наибольшее число прав — также право без помощи других завлекать кредиты, принимать вкладывательные решения, применять прибыль и в общем управлять проектами.
Основная задачка этот необыкновенной конструкции в массиве не прячется: это было «сохранение наибольшего контроля ШНТ над проектом». За аббревиатурой ШНТ, напомним, в документах, вероятнее всего, прятался сам Шамалов.
«Пономаренко возник на объекте только один раз, а его люди в проект не входили», — ведает знакомый бизнесмена.
Судя по массиву, сохранить проект в управлении команды Шамалова было критически принципиально: до сдачи дворца в эксплуатацию оставалось чуток свыше шести месяцев. Дворец спешили сдать к 8 октября 2011 года, говорил до этого редакциисотрудник одной из подрядчиков.

«Был должен приехать «папа», — говорил он. «Отцом», как он сообщает, называли обладателя дворца.
Редакция направила вопросы Шамалову на корпоративный e-mail «Ногаты». Секретарь Нина распечатала письмо для него, но пожаловалась, что Шамалов не бывал в кабинете «с прошлого года», а другого метода связи с ним нет.
Его партнерами по «Рирусу» были Елена Ярошенко и Андрей Кузьменков. За свои толики они получили в сумме 5,1 миллионов рублей. Их роль в компании была быстрее формальной: Ярошенко работала с Шамаловым в петербургском консульстве Siemens бухгалтером, а её брат Кузьменков на протяжении нескольких лет трудился у Шамалова водителем.
Связаться с Ярошенко не получилось. Кузьменков заявил BBC, что «не был никаким владельцем («дворца Владимира Путина»)». И положил трубку.
По прошествии 10-ти лет после того морозного дня, когда он вместе с Шамаловым продал дворец в Геленджике, масштабное расследование об этом объекте выпустил Алексей Навальный, сообщив про то, что произошло с проектом после 2011 года. Может быть, о реакции снутри проекта на это расследование мы тоже когда-нибудь узнаем — из очередной утечки.

Когда окончили стройку

Согласно ситуации на 2008 год основное здание — фактически, сам дворец — было готово на сорок восемь процентов. В конце лета 2010 года, за несколько месяцев до откровений Колесникова, был поставлен внутренний срок: к окончанию 2011 года — окончить все работы некапитального характера. Количество штата, который было намечено нанять, впечатляет: согласно внутренним справкам, разговор велся о 400 сотрудниках.
Жил ли в конечном итоге во дворце тот «папа»? Непонятно. Однако понятно, что не так давно там нашли плесень, и сейчас во дворце вовсю идет капремонт.

Как пряталось назначение объекта

В массиве дворец называется «домом отдыха». При этом заглавие пишется почтительно — с большой буквы: «Дом отдыха».

Основная задачка, которая ставилась перед юристконсультами проекта при регистрации прав, — «обеспечить тайность информации о многофункциональном назначении и технических свойствах возводимых объектов». Имеющийся порядок регистрации, пеняли создатели документа, подразумевает, что в Федеральная служба госрегистрации и иные органы подается вся информация о постройках. Чтоб недопустить этого, было намечено провести инвентаризацию объектов только на базе документов — без детализированного обследования и обмера на месте. «С этой целью должностным лицам компаний, использованных в оформлении прав на объекты, должны быть даны надлежащие аннотации», — говорится во внутреннем документе стройки.
«Естественно, административная поддержка была: проект тяжкий, у земель особенный статус, приграничная территория», — ведает собеседник, который занимался административным сопровождением проекта.
В марте 2011 года снутри проекта обсуждалось, что делать с лесом, окружающ?? дворец (свыше 8,5 тысяч га). Главный задачей было ограничить «реальный доступ третьих лиц на лесные участки, которые прилегают к территории Дома отдыха». В качестве 1-го из вариантов тогда обсуждали закрепление участков за ФСБ либо ФСО, следует из массива. Это не единственный пример, когда снутри проекта к влиятельной спецслужбе относились без обычного пиетета. В массиве есть документ, в каком предлагается забрать у ФСБ в безвозмездное использование кабельные полосы, питающие дворец электроэнергией. Данная схема представлялась строителям дворца более прибыльной.
В 2011 году от варианта передать лес какой-либо спецслужбе отказались «из-за волнений вокруг главного объекта» — в разгаре был скандал, который связан с письмом Колесникова. Однако по прошествии 4-х лет все случилось так, как и давали юрисконсульты проекта: лес вокруг дворца дали в пожизненное использование пограничному управлению ФСБ по Краснодарскому краю.
После выхода расследования Алексея Навального в ФСБ откоментировали часть моментов, которые относятся к работе учреждения. К примеру, введение бесполетной зоны над дворцом там объяснили «возросшей специализированной активностью ряда сопредельных стран» (цитата по СМИ). Вообщем, передачу леса там разъяснять не стали.

Почему мы думают, что массив — настоящий

Редакция не открывает источник происхождения массива из суждений безопасности. По данной же причине мы не называем компанию, чьи внутренние документы попали в распоряжении редакции. Собеседник, который занимался строительством дворца, удостоверил редакции, что эта компания вправду занималась административным сопровождением проекта.
Оригинальность массива подтверждается еще несколькими подтверждениями.
Во-1-х, в свойствах файлов обозначено заглавие организации, на компах которой они были сделаны. Там же есть инфы о дате и времени сохранения документа.
Во-2-х, кроме файлов в форматах Word, в массиве есть сканы настоящих документов с подписями и печатями. К примеру, соглашения о продаже недостроенного дворца, кредитные соглашения меж организациями, зарегистрированными в офшорах и строительной организацией объекта, также выписки из ЕГРЮЛ, заверенные работниками налоговой, и обращения в Общегосударственную антимонопольную службу.
ИА «СМИ», 13.05.2021, «Дмитрий Песков ответил на статью о дворце в Геленджике»: Глава президентской пресс-службы Дмитрий Песков сообщил, что руководитель страны не причастен к объекту, о котором речь идет в материале редакции.
«Нет, я не слышал о каком-то материале редакции, что бы там ни было — это все ерунда. Мы большое количество раз говорили относительно этого объекта и по поводу того, что он не причастен к Владимиру Путину. Не считаем нужным как-то ворачиваться к данной теме», — сообщил Дмитрий Песковдавая ответы на просьбу представителей СМИ откомментировать публикацию.

Вопросы БКЗ

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

Схема закрытия задолженности Индокопаса и Лазуревой Ягоды

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

Схема закрытия задолженности Индокопаса и Лазуревой Ягоды (другой вариант)

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»

«Ш. — формальный обладатель»: как меняли владельца «дворца Владимира Путина»